Tags: Грибоедов

Про Толстого-Американца

Здравствуйте, я Дмитрий, околоинтеллектуальный блоггер.

Пишу про книги, искусство, забавные случаи из жизни, книг и искусства. Иногда про спорт. Развиваюсь и развлекаюсь сам, развиваю и развлекаю мир.

Однако, больше всего отклика в моей писательской жизни вызвал пост, когда я разбил люстру пробкой от шампанского на Новый год. Минимум текста, невнятная фоточка. И кучу лайков. Причем большинство лайкнуло меня чуть ли не первый раз в жизни. Не выстебывайся, Дмитрий, пиши про то, что тебе по-настоящему удается, словно бы говорит мне тот самый мир.

Но человек потому и человек, что борется с роком. Буду и дальше, по мере скромных сил, расти над собой. То есть, в будущем Новом году разобью два плафона. Ну или столик стеклянный расхерачу. Оставайтесь с нами, будет интересно. Хотя бы раз в год.

А сегодня расскажу также про кризис самоидентификации. Как важно точно понимать, чего ждать от человека.

Был в российской истории граф Федор Толстой-Американец. Он на портрете уже едет с ярмарки, так сказать.

Персонаж интереснейший. Икона треша и адовых приключений начала XIX века. Дуэлянт, бузотер, вечный бунтовщик против Бога, Власти и прочих законов Вселенной. Много писать не буду, но говорили, что в любовницах у него была настоящая самка орангутанга. Что использовал его родственник Лев Николаевич в описании Курагина. Но это сплетни. А правда - как минимум в том, что это был чуть ли ни первый татуированный человек среди российских аристократов за всю историю Государства Российского.

О нем Александр Сергеевич, который Грибоедов, написал в «Горе от ума», использовав слова «ночной разбойник», «плут», «на руку нечист».

Толстой возмутился и высказал автору. Мол, что значит «на руку нечист». Грибоедов ответил, что все знают, что ты в карты мухлюешь. Дело в том, что Федор Иванович был, кроме всего, страстным игроком в карты. Не брезговал и шулерничать, к чему тогдашнее общество было терпимо. «И только-то, – удивился Толстой. – так бы и написал. А то вдруг подумают, что я табакерки со стола ворую!» Автор пообещал исправить недоразумение.

Поэтому, в первом издании комедии Грибоедова после слов «на руку нечист» стоял астериск (звездочка), а по сноске было написано: – Ф.Т. передергивает, играя в карты, табакерки он не ворует. К удовольствию всех заинтересованных сторон.

Так вот, друзья. Плафоны я бью не часто. У меня все больше про искусство. Занудно, но местами интересно. Теперь, когда сноска проставлена, продолжу развлекать вас более привычными мне способами.

Collapse )