Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Что читать?

Что читать - один из самых пока часто встречающихся и популярных вопросов в нашем обществе. В довольно большой его части, во всяком случае.
Я немного могу помочь на него ответить.

Читаю я давно, много, в основном нонфикшн (это воспоминания, научно-популярные книги и тому подобная нехудожественная литература). Хотя и немного художественной проскакивает, в основном нашумевшие новинки или развлекательное, но при этом не трешовое.

Читаю порядка 100 книг в год, так что за последние лет 10 в этом ЖЖ рецензий накопилось довольно много. Они чаще всего формата нравится/не нравится, но стараюсь пояснить мысль, почему нравится или нет и поставить оценку книге по 10-бальной системе.

Как смотреть мои рецензии?
1. Можно просматривать записи с тегом "не бизнес литература", пока интересно.
2. Можно зайти на страницу тегов и поискать по интересующему автору. Но авторов много, приближается к 1000. Зато есть вероятность, что какого-то автора нонфикшена я обязательно читал.

А помнишь, как все начиналось?

8 лет назад я впервые осознанно и с интересом сходил на выставку живописи. Давали Нестерова. Примерно тогда все это и началось.

Вот мой хит-парад его работ: – «Три всадника», «Философы» и «Портрет скульптора Мухиной».

Прекрасный художник, несколько недооцененный из-за своей яркой религиозности.

Collapse )

Ко дню Защиты детей, тематическое.

Это Мадонна дома Санти, фреска, написанная на стене комнаты, где предположительно родился Рафаэль.

Фреску выполнил Джованни Санти, папа Гения. Скорее всего там изображены его жена и сын, маленький Рафик. Хотя есть мнение, что автор все же не отец, а Рафаэль Санти. Уж больно круто сделано.

Есть в этой фреске определенная ирония. Папа считал себя великим художником и поэтом. Он учился у самых лучших мастеров того времени. Написал много крепких работ. Вдобавок, построил неплохую карьеру, став кем-то вроде министра культуры и просвещения при дворе одного из тогдашних герцогов. А остался в веках как отец Рафаэля. Еще точнее, как автор фрески, на которую смотрел малыш из своей кроватки.

Так выпьем же за то, чтобы наши дети становились сильно лучше чем мы.

Джотто и ошибки в книгах

На картинке 1 фреска Джотто ди Бондоне «Поклонение волхвов», а в роли Вифлеемской звезды там комета Галлея.

Поэтому аппарат для изучения кометы (картинка 2, фантазия какого-то художника) был назван Джотто (картинка 3).

На картинке 4 ядро кометы Галлея, которое снял этот аппарат. Он пролетел всего в 596 километрах от ядра, вследствие чего частицы кометы повредили фотокамеру. Налицо деяние самурая: сделай и умри!

А на картинке 5 страница из книжки, где я прочел про этот аппарат. Но там картина Джотто называется почему-то «Рождество». И с расстоянием лажа. Самурай бы за такую ошибку повесился на раме типографской машины, на которой книжка печаталась.

Да что там. Все мы грешны, и у меня в спортивно-космическо-москвоведческом блоге про искусство наверняка куча ошибок в матчасти. Но я поймал себя на мысли, что до сих пор верю напечатанному в книге. Что думаю, что все это проверяет научный редактор, да не один. Надо почитать что про критическое мышление, а то испортила меня советская власть.

Collapse )

Мое отношение с едой

Жил да был в XIX веке немецкий художник Генрих Вильгельм Трюбнер (картинка 3). А у него был дог Цезарь и чувство юмора.

Вот Трюбнер и написал картины «Ave, Caesar, morituri te salutant», что значит «Цезарь, идущие на смерть приветствуют тебя!», где показал пример вырезки, ой, выдержки (картинка 1). И «Цезарь на Рубиконе» (картинка 2), где показал пример принятия важнейшего решения, после которого все мосты и корабли будут сожжены.

На любых праздниках мое отношение с едой похоже на этого Цезаря. Вроде, держусь, но Рубикон нет нет да и да.

Collapse )

Луи Финсон из XVII века в XX

Часто бывает, что художник сильно обгоняет свое время. Вот, например, караваджист Луи Финсон, живший в XVI-XVII веках, каким-то чудом написал картину скорее XX века «Аллегория четырех стихий» (картинка 1).

Вообще, художник чудной. Начиная от автопортрета (картинка 2, качок с булавой), заканчивая его любимыми сюжетами с отрубленной головой.

Это и «Победа Давида над Голиафом» (картинка 3), и «Усекновение главы Святого Иоанна Крестителя» (картинка 4), и «Юдифь и Олоферн» (картинка 5, хотя возможно это сам Караваджо). И просто пару Юдифей (картинки 6 и 7).

Кроме того, есть абсолютно чудной Святой Себастьян (картинка 8). А рядышком вполне классическое барочное «Воскрешение» (картинка 9).

В общем, мы со Святой Магдаленой от Луи Финсона в экстазе (картинка 10).

Collapse )

Грустящий Пьеро Антуана Ватто

Нашел иллюстрацию Пелевина. Это картина Антуана Ватто (его портрет на 2 картинке) «Жиль» (картинка 1).

Это очень вредная цитата: – ...А единственная перспектива у продвинутого парня в этой стране - работать клоуном у пидарасов.
- Мне кажется, есть и другие варианты.
- Есть. Кто не хочет работать клоуном у пидарасов, будет работать пидарасом у клоунов. За тот же самый мелкий прайс». Испортившая много достойных парней.

Но актер на картинке 1 словно бы знает эту цитату м заранее грустит. Кстати, новаторство работы в том, что до Ватто почти никто не писал актеров. Тем более не писал их в праздности, а не занятых в роли. И уж совсем никто не писал грустных актеров, не показывал актера-человека. Их и хоронили то за пределами кладбищ, детей Сатаны.

А сам Ватто был одним из основателей стиля рококо. Тех самых украшательств и финтифлюшек, мелких деталей, нежных цветов. На картинках 3-4 его главная работа, вершина творчества, «Паломничество на остров Киферу».

Как ни странно, он прямой последователь Рубенса. Но там где у Рубенса пиршество плоти, яркость, мощь и сама жизнь, у Ватто дух, изнеженность, пастельные цвета и недоговоренности. Тоже дуализм, как у вредного Пелевина.

Collapse )

Тайная Вечеря как Пир

Огромная картина Веронезе «Пир в доме Левия» (5,6х1,3 метра) это на самом деле «Тайная Вечеря». По настоятельной просьбе Святой Инквизиции художник ее переименовал и слегка переделал.

Сохранились протоколы допроса, где Веронезе поясняет за шмот. Ну и рассказывает, что хотел сказать художник.

Вопрос: Сколько людей вы изобразили и что каждый из них делает?

Ответ: Прежде всего — хозяина постоялого двора, Симона; затем, ниже него, решительного оруженосца, который, как я предполагал, пришел туда ради собственного удовольствия поглядеть, как обстоят дела с едою. Там много ещё и других фигур, но их я теперь уже не припоминаю, так как прошло много времени с тех пор, как я написал эту картину…
Вопрос: Что обозначают эти люди, вооружённые и одетые как немцы, с алебардою в руке?
Ответ: Мы, живописцы, пользуемся теми же вольностями, какими пользуются поэты и сумасшедшие, и я изобразил этих людей с алебардами… чтобы оправдать их присутствие в качестве слуг, так как мне казалось подобающим и возможным, что хозяин богатого и великолепного, как мне говорили, дома должен был бы иметь подобных слуг…
Вопрос: Сколько, по вашему мнению, лиц действительно было на этой вечере?

Ответ: Я думаю, что там были только Христос и его апостолы; но поскольку у меня на картине остается некоторое пространство, я украшаю его вымышленными фигурами… Я пишу картины со всеми теми соображениями, которые свойственны моему уму, и сообразно тому, как он их понимает…