goldoff (goldoff) wrote,
goldoff
goldoff

КИТАЙСКАЯ СКАЗКА

18-55. Господи, ну и устала же я сегодня. Впрочем , как всегда. Осталось пять минут – и все, можно перестать думать о слоганах, креативах, клиентах, шефе, пялящемся под юбку – и что он там нашел особенного, а? Обо всем. Забыть об этом офисе - сорок минут по Зеленой ветке, от «Красногвардейской» и до «Динамо» плюс три остановки на троллейбусе для, так сказать, моциону, четвертый этаж, пять кабинетов, класс «А» - и вставать между прочим в шесть тридцать! О вечно глючащем компьютере, коллегах, шефе – о нем все, забыла уже, - о том, что до зарплаты еще две недели, а в Египет хочется немилосердно, до спазмов в желудке. Хотя спазмы – это от голода. Как же есть хочется! Диета, надо оно мне… Для кого стараюсь? Черт возьми, для себя, и для этого кобелины старого – пусть пялится, может, зарплату подымет!
Достала косметичку, открыла, глянулась в зеркальце – ужас! Мрак! Лицо серое, отечное, в углах глаз и губ просто гусиное стадо потопталось. Так. Не раскисай, возьми себя в руки! Соберись! Легко, почти незаметно – на губы, розовая помада, пару раз мазнуть скулы румянами. У меня красивые скулы. Моя бабушка согрешила с водолазом – первый раз улыбнулась, вспомнив к месту и не к месту Булгакова, точнее, Бортко – ну кто читал Булгакова кроме «Мастера…»? Так. Что еще? Реснички, еще чуток помады. Chanel сделает меня королевой. Показала себе язык – сойдет! Если что, коленками возьмем.
Дорога домой начинается с лифта. Три остановки на троллейбусе – мой ежевечерний променад. Теплая вонь метро. Голова абсолютно пустая. Перед глазами лица, лица, лица, лица, лица. Розовый шиньон; как он ее целует, Боже, аж завидки берут, а она то – ни кожи ни рожи, и что они в таких находят; зомби, зомби, еще один зомби; не буду покупать такую кофточку – она все таки размер на четвертый, не мне с моим полуторным; о, улыбнулся, ну кому ты улыбаешься, сынок, тете уже 28; колобок, уси какой красивенький малыш, потеплело, защипало в глазах; зомби, опять зомби; чей то галстук – дорогой, небрежно повязанный, как таких заносит в эти адские чертоги, хотя чертоги, по моему, райские. Толпа несет меня дальше. Вдоль другой такой же толпы зомби, вдоль Ментов – элемента декора каждой станции метро, вдоль попрошаек, мимо жизни. Странно – архитекторы проектируют новые станции с этими Сержантами, символами их Дубинок, или они растут здесь сами – на страхе и сырости. Надо как-нибудь набраться смелости и спросить. Только растения (они кактусы! Точно кактусы!) не разговаривают.
Хоть бы кто место уступил. Рыцари, блин, покетбуков и газетенок. Мужикам – чисто ради науки – надо ходить на каблуках по пару часов в день. Сразу б научились жалеть меня, бедную. Куплю себе платформу. А еще лучше – вьетнамки или чешки.
И буду ходить в этих бедных женщинах. Представила себя в чешках – и снова, целый второй раз за вечер, улыбнулась. Что то из меня прет сегодня, прямо Петросян. В чешках.
Лифтом начинается, лифтом и заканчивается мой замкнутый круг дня. И не разорвать его, не разрубить, словно гордиев узел, не выйти. Я – белка! Блядь! Колготки порвала. Белка со стрелкой! Так хочется заплакать – но нет сил и на это. Поставила чайник на плиту, открыла холодильник – ммммм, задолбал «Данон», - разделась, побросав вещи на кресло – все равно завтра стирать. Надела халатик(господи, 165 баксов – и для кого? Женя ушел уже полгода как. Приходится носить просто так). Помыться что ли? А, завтра, с утра – пошла в ванную, нащупала тоник, стерла штукатурку, кремы, аж три сразу. Придумал бы кто крем для мозгов – чтобы смазал на ночь, перед сном, и все забыть. Так нет же – все для кожи да для кожи. Крем от кожи. Крем под кожу. Вот все и нанесены. Все таки какая то я бледная. Пьет меня этот город. Стирает меня, как ластиком. Спать. Спа…
Ровно без трех минут четыре во втором сверху ящике письменного стола сам собой поворачивается ключ. Со скрипом выдвигаясь, ровно на четверть, ящик замирает в таком положении, и из глубины, словно актеры из фильмов про кунг-фу, делая по нескольку пируэтов в воздухе, выпрыгивают дешевые китайские маркеры, купленные в Олимпийском на сдачу от учебника «Реклама и PR в Интернете». Их двенадцать. Они, как все китайцы, на одно лицо, лишь повязка на лбу выдает, кто есть кто. Три девушки – Розовый, Салатовый и Цыплячье желтый, восемь мужчин и старик – Черный.
- Быстрее, - говорит он по-китайски, она скоро проснется.
- Еще через два с половиной часа – откуда то с тумбочки по-китайски же шепчет будильник. – Не торопитесь, а то разбудите ее, - добавляет он.
Спрыгнув со стола, быстрым шагом, но не суетливо маркеры идут к кровати – женщины в центре, Черный замыкающим. На ней, укутавшись в верблюжий плед, подтянув колени к груди где то полуторного размера, спит госпожа. Вернее, серая холстина, еще недавно бывшая их хозяйкой. Серое, безжизненное лицо с красивыми скулами, молодое, но уже вытертое, чего там скрывать, серая обнаженная грудь – она спит лишь в стрингах, тоже серых. Серый лак на ногтях – правый безымянный то ли обкусан, то ли сломан. Плед, и тот серый.
- Бедняжка, - ойкнула жалостливая Розовый. – Ну что она себя так насилует. Весь цвет отдает, всю энергию. Что ей этот город? Пожалела бы себя, уехала в Египет, на море. Давно ведь хочет.
- Это она из-за Жени, помнишь, того, которому она нас подарила. Жил у нее, жил, а потом сплыл. Как дерьмо в фановую трубу. Плохой был человек, злой, помнишь, перед уходом, ударил ее, приходилось неделю каждую ночь синяк пририсовывать, и я на что то сгодился - заметил мудрый Черный. – Ладно, хорош трепаться, за работу, - голос Учителя стал тверд.
Каждый маркер знал свой маневр. Розовый вскарабкалась на скулы, потом пожирнее прошлась по губам, и скурпулезно, не оставляя ни миллиметра мертвенной серы, стала рихтовать тело. Коричневый густо намазал соски и ареалы – то, что рядом, зачем то забрался между ног, помешав Розовой, затем перебрался на лицо, и попросив Черного подержать веки, пробежался по зрачкам. Чуть желтизны, совсем незаметно – на зубы. Ногти на руках и ногах стали красными, серые стринги возвратились к первоначальному, нежно персиковому цвету. Плед – синий с голубым, полоски синие, а фон – голубой. Что еще? Ах, да – бабочка на стрингах. Цыплячье желтая!
- Пора, она скоро проснется – проверещал откуда то с тумбочки земляк-будильник. Действительно пора.
Почти бегом, но не теряя строя – женщины в центре, Черный в арьергарде, поддержать если что, маркеры прорысили домой, к ящику. Прыжок, фаза полета, всегдашние китайские пируэты – и ровно в 6-30, с первым уколом будильника в подкорку хозяйки, ящик был задвинут и заперт. Сказка кончилась.
Блин, ужасна жизнь совы в большом городе. Каждый день, в 6-30 ровно, мне хочется раздолбать этот китайский Испанский сапог. Во избежание чего я с вечера ставлю его куда-то на тумбочку. Ну еще хоть минуточку, полминуточки сна. Надо, милая, надо вставать – зарабатывать на Египет. Некому о тебе позаботиться, одна ты на белом свете.
Волоку себя в ванную, споласкиваю мордашку, глаза наконец разлипаются. Солнышко проснулось. Исчезла вчерашняя бледность, разгладились мои «гусиные лапки», даже глаза стали словно ярче. Хороший сон, девочки – это сказка. Напевая что то бессмысленно веселое, я навела марафет, покушала – ммммм, люблю «Данон», - и в лифт! Потом метро, сорок минут, три остановки на троллейбусе, снова лифт. Ну держись сегодня Андрей Соломонович – глазки вывихнешь, кобелина старый.
Без пяти девять. Последний взгляд в зеркальце. Что это там, в самой глубине зрачков? Серость? Ни хрена, не дадим серости ни малейшего шанса.
Subscribe

  • Книги 2021. 1..10

    Привет-привет. Соскучились? Вот уже лет 10 я пишу про прочитанные книги в формате "нравится/не нравится + какие-то забавные факты + оценка в…

  • Про счастье

    Сейчас модно считать, что счастье это процесс, а не результат. Я и сам скорее придерживаюсь такого мнения. Точнее, не процесс, а состояние в…

  • Что, наконец, читать

    Новый #bookporn, надеюсь, поможет дотянуть до тепла. Как всегда, меня интересует смерть, литература, антропология, религия и немножко еда и прочий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments

  • Книги 2021. 1..10

    Привет-привет. Соскучились? Вот уже лет 10 я пишу про прочитанные книги в формате "нравится/не нравится + какие-то забавные факты + оценка в…

  • Про счастье

    Сейчас модно считать, что счастье это процесс, а не результат. Я и сам скорее придерживаюсь такого мнения. Точнее, не процесс, а состояние в…

  • Что, наконец, читать

    Новый #bookporn, надеюсь, поможет дотянуть до тепла. Как всегда, меня интересует смерть, литература, антропология, религия и немножко еда и прочий…