goldoff

Category:

Выйдет ли Григорий Дашевский из полузабытья

Продолжу про Григория Дашевского, который написал пронзительный стих про мальчиков, лежащих в больнице, что храбрей Сталлоне.

Его сейчас довольно активно пытаются вернуть из полузабытья друзья и коллеги околофилологической тусовки. Сейчас они в большой силе, в расцвете карьер и дарований. Работают как в узкоспециальных СМИ для ботанов, типо Полки или Арзамаса, так и в мейнстримовых Афише, Медузе и иже с ними. Опять же, микроинфлюенсят в соцсеточках. Поэтому лично мне этот похвальный перформанс заметен и приятен. Даже интересно, сдюжат или нет.

Поэт действительно прекрасный. Но, думаю, не осилят. Объясню почему.

Григорий очень сложный, многовекторный, требующий начитанности как минимум. В него нужно вгрызаться, обдумывать строки, искать смыслы, часто гуглить. Вдобавок пишет сложными ритмами, часто верлибром. Что, конечно, минус. Вот, например, одно из самых простых, иронически-юмористических его стихотворений.

Близнецы

Н.

Близнецы, еще внутри у фрау,
в темноте смеются и боятся:
«Мы уже не рыбка и не птичка,
времени немного. Что потом?
Вдруг Китай за стенками брюшины?
Вдруг мы девочки? А им нельзя в Китай»

Почему фрау? Почему рыбка или птичка? Почему Китай? В чем тут смех? Важных вопросов много, и ответы не очевидны.

Второе - он поэт боли и смерти. Всю жизнь пожираемый какой-то ужасной болезнью (я, кстати, так и не нашел, какой), по пол года проводивший в больницах, перенесший несчетное количество операций и манипуляций, он слегка даже обожествлял боль. Точнее, наделял ее душой. Разговаривал с ней, договаривался, пытался с ней жить. Вот очень хороший стих, тоже коротенький, про это.

Огнь.

Огнь живой поядающий, иже
вызываеши зуд сухость жжение
истончаеши нежные стенки,
преклони свое пламя поближе
прошепчи что я милый твой птенчик

Третье - он поэт, как мне кажется, глубоко религиозный. Причем это не внешние признаки Православия или какой-то иной Церкви. Это именно внутренний взгляд на мир. Смотрите, как сильна тема искупительной жертвы и последующего всеобщего спасения в его посмертном стихе «Орлы».

Благодарю вас ширококрылые орлы.
Мчась в глубочайшие небесные углы,
ломаете вы перья клювы крылья,
вы гибнете за эскадрильей эскадрилья,
выламывая из несокрушимых небесных сот
льда хоть крупицу человеку в рот —
и он еще одно мгновение живет.
1 дек<абря> 2013
Мне кажется, эти три причины не дают шанса поэзии Дашевского выбраться из ниши. А жаль, он почти приблизился к великим.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.