goldoff

Categories:

Сталлоне человек

Над моей кроватью, кроме мифологических Шварца и Ван Дамма, висели пару плакатов Сильвестра Сталлоне. Эти, которые на картинках. При этом я уважал его сильно меньше, чем вышеупомянутых персонажей. Как-то инстинктивно, не осознавая почему.

Сейчас стало понятно. Потому что он был обычный. Маленький человек, сумевший стать большим. Те двое были Боги, этот Герой. Ихора в его крови было совсем чуть-чуть. Казалось, напрягись, и сам станешь таким же.

Думаю, то же самое имеет ввиду Григорий Дашевский в своем стихотворении «Карантин». Именно поэтому он использовал фамилию Сталлоне, а не из-за ритма или аллитерации.

Тот храбрей Сильвестра Сталлоне или
его фотокарточки над подушкой,
кто в глаза медсестрам серые смотрит
без просьб и страха,

а мы ищем в этих зрачках диагноз
и не верим, что под крахмальной робой
ничего почти что, что там от силы
лифчик с трусами.

Тихий час, о мальчики, вас измучил,
в тихий час грызете пододеяльник,
в тихий час мы тщательней проверяем
в окнах решетки.

На нынешний ум Сталлоне сильно круче Конана-варвара и всех кровавых спортов, вместе взятых. Ведь он, несовершенный и слабый человек, победил прежде всего себя. Это самое трудное. Легко когда ты Бог. Трудно когда ты человек. Труднее бороться с болезнью, как у Дашевского, а не с вьетнамскими партизанами или с американскими нацистами. Превозмогая себя человек приближается к богам. Жалко, что в юности это не понимаешь.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.