goldoff

Category:

Стыд Беллы Ахмадулиной

Сегодня день Рождения самой известной неизвестной поэтессы нашей территории. Ее стихи мало того что знают все, так еще и слушают минимум 1 раз в год тоже буквально все.

Это Белла Ахмадулина. Ее портрет кисти мужа-театрального художника Бориса Мессерера вместе со звездной парой на картинке.

Стихотворение, о котором идет речь – «По улице моей который год» из репертуара Наденьки Шевелевой. Приведу его ниже, хоть и все знают. «...О одиночество, как твой характер крут...», так Белла чувствовала в 22 года. Но получилась тяжкая русская женская судьбина всех возрастов. Певец этой доли Пугачева, что характерно, поет не одну песню Беллы.

Вообще, это не главная ее тема, одиночество. Гораздо более важен стыд и чувство вины. Об этом, например, может даже более известный стих из репертуара Светочки Немоляевой «О, мой застенчивый герой». Его текст тоже ниже. Татарка, комсомолка из семьи видного революционера, из пуританского советского общества, она блудила, бухала, но затем стыдилась этого и каялась. Да и с детьми было много странноватого даже по нынешним временам. И вот из этого противостояния «жить, как могу» и «жить, как положено» родилось большинство ее стихов.

Я читал о ней у Евтушенко (первая жена) и Нагибина (четвертая жена) и в куче воспоминаний современников. К ней чаще всего довольно амбивалентное, как любит говорить любящий ее Дима Быков, отношение. Смесь татарской княжны и русской царевны вызывала смесь любви и ненависти. Безбашенная была баба, Нагибин даже выгнал ее за лесбийские опыты, в которые она хотела встроить мужа. И до самой смерти она была такой, сумасшедшей. Но все забылось.

По улице моей который год...

По улице моей который год
звучат шаги - мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден.

Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья,
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.

Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи.

О одиночество, как твой характер крут!
Посверкивая циркулем железным,
как холодно ты замыкаешь круг,
не внемля увереньям бесполезным.

Так призови меня и награди!
Твой баловень, обласканный тобою,
утешусь, прислонясь к твоей груди,
умоюсь твоей стужей голубою.

Дай стать на цыпочки в твоем лесу,
на том конце замедленного жеста
найти листву, и поднести к лицу,
и ощутить сиротство, как блаженство.

Даруй мне тишь твоих библиотек,
твоих концертов строгие мотивы,
и - мудрая - я позабуду тех,
кто умерли или доселе живы.

И я познаю мудрость и печаль,
свой тайный смысл доверят мне предметы.
Природа, прислонясь к моим плечам,
объявит свои детские секреты.

И вот тогда - из слез, из темноты,
из бедного невежества былого
друзей моих прекрасные черты
появятся и растворятся снова.
1959 г

О, мой застенчивый герой...

О, мой застенчивый герой,
ты ловко избежал позора.
Как долго я играла роль,
не опираясь на партнера!

К проклятой помощи твоей
я не прибегнула ни разу.
Среди кулис, среди теней
ты спасся, незаметный глазу.

Но в этом сраме и бреду
я шла пред публикой жестокой -
все на беду, все на виду,
все в этой роли одинокой.

О, как ты гоготал, партер!
Ты не прощал мне очевидность
бесстыжую моих потерь,
моей улыбки безобидность.

И жадно шли твои стада
напиться из моей печали.
Одна, одна - среди стыда
стою с упавшими плечами.

Но опрометчивой толпе
герой действительный не виден.
Герой, как боязно тебе!
Не бойся, я тебя не выдам.

Вся наша роль - моя лишь роль.
Я проиграла в ней жестоко.
Вся наша боль - моя лишь боль.
Но сколько боли. Сколько. Сколько.
1960 г.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.