goldoff

Categories:

Алхимическая картина Кранаха-старшего

Тем, кто считает живопись легким искусством. Что там понимать и думать, смотри и получай эмоции.

На самом деле, мы не считываем миллионы нюансов, знание которых позволяет ответить на пошлый вопрос «что хотел сказать художник». Религиозных, социологических, мифологических, исторических, каких угодно. В чем-то те люди были на порядки образованнее нас.

Вот, например, «Суд Париса» Лукаса Кранаха-старшего, 1528 года. Известнейший сюжет, предпосылка Троянской войны. Кранаха он очень интересовал – было написано несколько картин на эту тему и сделано пару-тройку гравюр. Ученики его школы также над ней работали, всего известно около 15 версий. Что здесь может быть непонятного?

Начнем с того, что на тот момент это провокационная обнаженка. Голые женщины в профиль и анфас, контрастирующие с одетыми мужчинами. Это было смело и интересно. Добавляет пикантности религиозная символика обнаженки. Под «Судом Париса» понимали, в том числе, выбор истинной веры и шире любой христианский выбор.

Во-вторых, Лукас Кранах был первым, кто стал разрабатывать этот сюжет, да еще и с реалиями, которые зрители видели вокруг. Во всяком случае в Германии, Я даже не про латы и оружие. Посмотрите на картинки 2 и 3. Мастер вписал Париса и соревнующихся дам в дрезденский пейзаж, показав изгиб Эльбы, замок и горы километрах в 15 юго-западнее города. Конечно же, слегка переработал и улучшил, он так видит, он художник. Но все понимали: действие происходит среди родных берез и осин. Точнее, дубов и ив, это важно, о чем подробнее ниже.

В-третьих, самое интересное, это не картина, а химическая реакция. Перед нами аллегория решающего момента Альбедо - второго этапа алхимического «Великого делания», то бишь получения Философского камня, который, напомню, затем должен превращать металлы в золото.

Сейчас докажу, если коо не верит. Седобородый Меркурий, чей алхимический тёзка – «белый Меркурий» – самый важный в этом этапе ингредиент, помещён ближе к центру, чем в любом другом варианте картины, а стеклянный шар (алхимический сосуд), который он держит в руке вместо привычного яблока раздора, находится практически в самом центре композиции. Сверхважность налицо. Меркурий носит чёрные перчатки и красную юбку под своей псевдоклассической позолоченной бронёй, являя взору чёрно-бело-красно-золотую цветовую гамму, — гамму Великого делания. Его странный нашлемник — два павлина, клюющих разбитое яйцо с красным желтком, — едва ли может быть чем-нибудь иным, кроме как знаком «хвоста павлина», стадии, на которой из яйца должен возникнуть философский камень.

Одетый в красное Парис — как «красный король», или «красная сера», — сидит под деревом алхимии с тремя ветвями. Две высохшие символизируют предыдущее гниение. В соответствии с алхимическим контекстом, это древо — дуб, поскольку жаркий огонь разводили на дубовом угле, а подстриженное дерево за посохом Меркурия — ива, поскольку ивовым углём поддерживали медленный огонь.



Даже белый конь Париса может иметь иное, «тайное», значение, могущее показаться нелепым. Мягкий огонь, то есть, продолжительное нагревание чуть выше комнатной температуры, создавался брожением конского навоза. Тайный огонь, существенный для финального этапа, описывали как «огонь, который поглощает без пепла, который могущественнее любого другого огня, и кузнец которого — великий сын Венеры». Конечно же, его символизирует Купидон с ярко-красными крыльями. Следует заметить, что у Кранаха только в изображении сцены суда Париса у Купидона красные крылья; на других многочисленных изображениях Купидона — похитителем мёда или спутником Венеры — его крылья белые, светло-голубые или многоцветные.



Поскольку суд Париса — символ определённого момента в конце второй фазы, то в расположении трёх богинь (символов 3-х стадий Великого действа) также содержится тонкий смысл. Юнона, олицетворение второй стадии, обращается к Парису напрямую, тогда как Афина, символ первой стадии, Нигредо, стоит спиной к нам на тёмном пустом клочке земли (остальные две дамы стоят на свежем дёрне). И, наконец, Венера (3-я, завершающая стадия) в красном берете гордо стоит, указывая прямо на Купидона, тайный огонь.

По-моему, безумно увлекательно и логично. Хотя возможно и другое толкование. Одежду Лукас рисовал ту же, что на предыдущих портретах своих богатых заказчиков, чтобы не напрягаться. Вот, например, портрет Аскания фон Крамма, написанный за пару лет до того (картинка 4). Асканием, кстати, звали земного внука Венеры. По одной из версий, он и был заказчиком этой работы. Седобородые были привычны ему также множеством портретов того времени. Картинка 5 - портрет канцлера доктора Грегора Брюка, дочь художника и сын Грегора вскоре сочетались браком. Красный и белый цвета в то время все чаще гостят на работах Кранаха. На картинке 6 «Меланхолия» того же, 1528 года. Возможно, дальнейшие алхимические комментаторы все вышенаписанное выдумали. Художник ничего не хотел сказать про алхимию, просто писал просто сюжеты.



Хотя, постойте. Что это на груди будущего тестя с картинки 5? Уроборос? Один из главнейших алхимических символов???...

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.