goldoff (goldoff) wrote,
goldoff
goldoff

Categories:

Почему мужчине важны ритуалы

Двадцать пять лет назад институтские субботние пары собирал то ли очень умный, то ли очень неумный методист.

Какие-то левые лекции, семинары бестолковых предметов, физкультура и прочий отстой. Ходить туда было не просто глупо, но даже преступно. Я и не ходил.

Соответственно, в пятницу можно было тусить, субботним утром, как следствие, я вкушал раннюю похмельную побудку. Сон алкоголика краток и тревожен. Мамы с сестрой не было, они все выходные проводили на даче. Утра принадлежали мне одному.

Что самое страшное в русском похмелье? В моем случае, в белорусском. Не скучные физиологические эффекты типо сушняка, головной боли и прочего. Что нас не убивает, от того лишь плохо пахнет изо рта. Кстати, знаете мою теорию, почему эта физиология возникает? В голове живет дятел. От алкоголя он умирает, начинает разлагаться (отсюда запах), а его тушка бьется о стенки черепа (отсюда боль). Все просто.

Так вот. Мертвого дятла можно перетерпеть или вылечить: минералка, горячая острая жидкая еда, сон, рюмашка, в конце концов; не мне вас учить. Самое страшное – это экзистенциальный ужас и чувство вины. Тебе страшно за то, что ты существуешь, вдобавок стыдно за то, как. Везде вокруг хаос, и он готов пожрать тебя со всем твоим чувством вины. Страшно! Одновременно стыд шепчет, что такого никчемушника хаос даже есть побрезгует. Так, пожует и выплюнет. Становится еще страшнее и очень, очень стыдно. Я осознанно употреблял слова стыд и страх так часто, чтобы хотя б мельком показать, насколько стыдно и страшно в белорусском похмелье.

Вот в таких состояниях на помощь мужчине приходят ритуалы. Для меня это был просмотр утренней телепрограммы, стабильной, как нынешнее правление постсоветских лидеров. Мое очищение через боль.

Сначала был Дисней-клуб. Чип и Дейл спешили на помощь только проснувшемуся, робко пробующему ужас на вкус мозгу. Словно кода, тревожная мелодия из хоррора, когда герой стоит на пороге заброшенного дома в глухом лесу. И зритель давно все понимает, и чудовище за дверью все понимает, и даже сам герой все понимает. Следом Зигзаг Мак-Кряк бросал в штопор страдания уже по-настоящему. Затем играла гармонь, с Геннадием Заволокиным или без, она лабала основную музыкальную тему. Тему смерти. Крещендо: пастырь своим словом вбивал и вбивал банальности в размякшую, дрожащую душу. А закрывал, словно крышку гроба, гештальт моего позора профессор Вяземский, да так умело, что хотелось повесится на шнурке от шелкового умника. Это были 4 всадника моего личного Апокалипсиса. Это были Фурии, терзавшие меня почти каждые выходные. Это был мой Ритуал.

После просмотра такого ералаша становилось всегда легче. Я понимал, что жить надо. Как часто с тех пор я говорил себе: Митя, надо жить. Надо жить дальше. Извините, отвлекся. Да, я сгорю в аду, но не сегодня и не сейчас. Бывает еще хуже, например, можно ездить с гармонью по селам Нечерноземья или поговорить с Кириллом, Архиепископом Смоленским и Калининградским, с глазу на глаз. Опытным путем я понял, что как бы ни было тяжело с таким звуковым сопровождением, без него хуже. Звуковым, ведь глаза открывать было больно. Опять же, другие передачи давали меньше боли во время просмотра, но и не имели ярко выраженного терапевтического эффекта. Что там, хирургического.

За несколько лет я понял, что это моя епитимья (слово часто повторял Кирилл). Я научился радоваться малому, посмотрев на макабрические пляски селян. Увлекся религией. Стал чуть больше понимать ботаников и убрал у себя ботанические черты, которые, думаю, всех раздражали. Ну и инстинктивно осознал пользу Ритуалов.

Повторю основную мысль этого эссе. В жизни мужчины крайне важны ритуалы. Начиная с детства, когда затвержденная последовательность действий помогала выживать, потому что ты ел именно ту травку, которая не ядовита, и поедал ее таким образом, который не делал ее ядовитой. Затем отрочество, когда инициацию, саму являвшуюся ритуалом, ты проходил самым эффективным, пришедшим от отца и деда способом. Затем жизнь в мужском коллективе, сплошной набор ритуалов. Посмотрите тюрьму или армию, все это осталось и сейчас. Придите в нашу баню, увидите это в более лайтовом варианте. Ну и смерть, главнейший ритуал в жизни. Жизнь мужчины – всегда переход из алгоритма в алгоритм, из ритуала в ритуал, так было, так есть и так будет.

С тех пор я много думал, почему так. До одного решения дошел сам. Это борьба с хаосом, с энтропией. Как известно, энтропия Вселенной постоянно растёт, и нас всех ждет тепловая смерть. Раньше на планерках я безграмотно говорил, что смысл бизнеса в уменьшении энтропии. Уменьшить ее нельзя, тепло не переходит от холодного к горячему, валар маргулис. Но можно создать иллюзию уменьшения хаоса на маленьком участке, ритуал этому и служит. Как и бизнес. Это помогает как идеологически, так психологически. Именно иллюзия уменьшения хаоса спасала меня от экзистенции субботними утрами.

О втором и третьем смысле ритуала я прочел в воспоминаниях Виктора Франкла, психолога, прошедшего концлагерь. Он писал, что выживали два типа людей. У которых была сверхцель. Побуждать волю к жизни у соузников, например, как у Франкла. Или те, которые чистили зубы и брились, не смотря ни ни на что. В чистке зубов было сразу два смысла. Это убивание времени и приближение освобождения. И свобода в неволе. То, что можешь делать именно ты, по своему желанию, что не зависит от навязываемой матрицы жестокого мира. Позднее, в воспоминаниях русских сидельцев, я читал множество подтверждений этого эффекта. В конце концов, спорт в камере не столько для здоровья, сколько для свободы и сокращения срока. Убивает не камера, убивают грустные мысли и ощущение бессилия.

Возможно, этот рассказ лжив в деталях. За давностью лет я не помню, как оно было на самом деле в институтской жизни. Возможно, программы перепутались у меня в голове, субботы смешались с воскресениями, годы напластовались друг на друга и переплелись, как причудливо сплетались слова в проповедях Кирилла. Зацепило, я ж говорил. Но проверять я не лезу. Пусть ритуал остается ритуалом. Так правильнее.

А сейчас я сварю овсянки, смешаю ее с сыром, запью чаем, а потом пойду гулять на улицу с ребенком. Как делаю это почти каждое субботнее и воскресное утро уже лет 12. А там и до банной среды недалеко. И даже гребаный Covid-19 этому не помешал, как не помешают 20-й, 21-й и все следующие.

Вплоть до тепловой смерти Вселенной.

Tags: мой дневничок
Subscribe

  • Книги 2021. 1..10

    Привет-привет. Соскучились? Вот уже лет 10 я пишу про прочитанные книги в формате "нравится/не нравится + какие-то забавные факты + оценка в…

  • Про счастье

    Сейчас модно считать, что счастье это процесс, а не результат. Я и сам скорее придерживаюсь такого мнения. Точнее, не процесс, а состояние в…

  • Что, наконец, читать

    Новый #bookporn, надеюсь, поможет дотянуть до тепла. Как всегда, меня интересует смерть, литература, антропология, религия и немножко еда и прочий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments