August 3rd, 2004

Моя милиция меня бережет.

Вчера забашляли с Колей У. доблестной милиции по 1000 российских рублей, за что и были довезены с шиком до м. Савеловская на машине с мигалкой. Из расчета 4 рубля за метр, или около 5 рублей за шаг.
А чо. Им тоже жить надо. Только почему то эти симбиоты хреновы предпочитают жить за счет натруженной руки гастарбайтера. Вернее, учитывая характер моей работы, за счет натруженной задницы.
Надеюсь, что то пиво, которое они купят за мои деньги, не приведет их к циррозу, так же как те сигареты, которые они выкурят, не послужат последней причиной, вызвавшей рак легких.
А вообще, за время жизни в Москве, со счетом 6500 на 1200 ведут жулики. Так что получается, что моя милиция и впрямь бережет меня. От самой себя.

Приворотное зелье.

"...И затем, сварив лягушку в отваре семи трав, дать выпить сей любовный приворот обьекту. И полюбит обьект того, кто готовил зелье, и будет любить его до самой смерти".
Бабкина тетрадь, в синей обложке, с записями химическим карандашом и ужасным почерком, помогла мне уже найти работу заместителя директора в крупной конторе, никогда не болеть, переехать в Москву и бросить пить, когда алкоголь превратился уже в проблему.

Сейчас я ожидал от нее помощи в любви.
Не банальных перепихонов(это она давала мне и так, как раз в нужном количестве, когда еще можешь, но уже не хочешь). А большой любви.

Вера пришла ко мне в отдел две недели назад. Я взял ее - 22-летнюю девчонку без опыта, без связей и в дешевеньком платье. Вернее, я влюбился в нее, а потом устроил на работу. В тот же день, не обсуждая это с Анатолием Анатольевичем. Вообще ни с кем не обсуждая.
И вот, прожив(не знаю как образовать глагол от слова "смерть", потому что я умер, лишь только ее увидел. Ладно, пусть будет прожив) десять дней, я открыл тетрадь.
Глава "Любовные привороты". Из-за почерка казалось, что называется она то ли "люпопытные кривоходы", то ли "литерные пароходы".
Открыл. Прочел. Купил жабу и семь трав, сказавшись больным, не пошел на работу и приготовил варево. Оно, так сказать, пахло. Точнее, воняло. А еще точнее - просто смердело.
И что дальше?
Как заставить здравоыслящую москвичку 22 лет выпить эту бурду?
Тем более что я для нее лишь старый, глуповатый начальник, смотрящий на нее коровьими глазами?
Никуда не денешься - приходилось опять обращаться к Серафиму, исполнявшему для меня некоторые интимные поручения. Пусть силой вольет ей зелье в глотку. А с утра. С утра она уже будет любить меня.

Звонок не разбудил меня. Какой тут сон? Я последние две недели не сплю.
-Ало. Это Серафим. Нужно поговорить, - голос, спокойный, как впрочем всегда. Молодец Серафим. Ему можно поручить любое дело. Только вот берет дороговато.
-Конечно. Где?
-Я около Вашего подьезда. Спускайтесь.

Я вышел. На детской площадке, там, где угадывался силуэт кочелей, тлел огонек сигареты.
-Здравствуй, Серафим. Выпила.
-Как миленькая. Сначала правда отказывалась.
-Ты ее, надеюсь, не бил?
-Нет, что Вы. Вот только она после дряни, которую Вы ее выпить заставили, почему то умирать не захотела. Я подождал для приличия минут пять, да и прирезал ее. Для порядка. Ведь в нашей профессии - главное порядок. Что ж вы так побледенели? Сейчас, сейчас вызовем врача. Сейчас что нибудь сделаем. Люди! Пожар!
И Серафим, одной рукой нажимая на левую сторону грудной клетки своего нечастого работодателя, для которого он убил до сегодняшнего дня нескольких человек, второй рукой лихорадочно стал нажимать клавиши мобильного телефона.