goldoff (goldoff) wrote,
goldoff
goldoff

Комната "Жизнь удалась".

Высокий, грузнеющий, с УСАМИ, с хищным пронзительным взглядом, с плохо замазанным фингалом, немного отечное, стареющее лицо. Длинный расширяющийся к кончику нос. Квадратный подбородок, на удивление хорошие и вроде бы свои зубы. Плешь, тщательно прикрываемая зачесанными волосами. Неистребимая трасянка(белорусский акцент, если кто не занет). Я его, в принципе, так себе и представлял. Его - начальника охраны Президента Республики Беларусь Александра Григорьевича Лукашенко.
-Дабро пажалаваць в органы, сынок, - хохотнул он, и такие знакомые добрые лучики побежали от уголков глаз к кончикам УСОВ. -Первы, значыт, раз, в первы, значыт, класс. Не баись, у нас тут не первая брачная ноч, не больна, гыгыгы. Ну, расказывай, сынок.
-Демьяненко, Александр Леонидович. 26 лет, три года спецназ, затем по контракту. Участвовал в пресечении межнациональных и международных конфликтов. Краповый берет, 28 очков из любого оружия, на разумном расстоянии. Закончи...
-Да знаю я, каво ты кочыл, гыгыгы - лучики забегали уже, казалось, на шею. Тыж не на плацу. Ты па чалавечаски расказывай - хде рос, хде радился, куда жанился, гыгыгы.
Мы наконец зашли в дом(в Дроздах, тот самый), сели в прихожей. Обслуга принесла чай, и через одну кружку у меня, и три с коньяком у генерал-лейтенанта, да-да, генерал-лейтенанта в 52 года, я все рассказал. Будущий шеф пошлил, гыгыкал, но слушал вдумчиво, спрашивал, если что не так, и вообще, очень мне понравился.
-Ну, Санек, - сказал, наконец, он. -Харошы ты пацан, да здесь плохих и нет. Паубивали плахих, гыгыгы - зыркнул искоса, словно проверяя. Я искренне засмеялся. -Но па первасци ахраняць Самаво табе не даверым, нне абижайса. Паабцерись, паабвыкнись. Успеиш ишчо.
-Самого - это Вы так Александра Григорьевича называете?
-Не, сынок, ты што. Эта ж цэлая наука. Ни Боже упаси шэф или бос - не любит он этих амерыканцау. Ни Александ Грыгоривич - устал он. Ни патрон - ишчо пулей назави, той, каторая дура, гыгыгы. Мы иво завем А-Г. Абизацильна чэрыз дыфис.
-А что такое А-Г?
-А эта то жы, что Б-г, толька вышэ.
-Па алфавиту?
-Вышэ, сынок, проста вышэ. Ну или атэц. Ни Божэ упаси бацка - атэц. Народау. Ладна, забалтались мы с табой. Вот табе первае заданне. Будиш ахранять комнату "Жызнь удалась". А-Г в ней мидитирует. Водку инагда пьёт.
-А што там такое?, - потерял я лицо.
-Увидиш - враз встопорились УСЫ. -Пайдем, пакажу места службы, - бросил он спиной. -Эта для А-Г самая дарагая весч. Он, когда в армии служыл, был там адин сука, всем давал эту весч папробаваць, а А-Г недавал. А-г папробавал атдалжыць, тот ему морду набил. И патом исчо бил неаднакратна. И наски заставлял, сука, сцираць, с мылам.
А-Г канешна и суку эту вазнинавидил, и весч, падкачался физичэски (шеф мимолетно тронул синяк), но тот суку, уж больна здаровы аказался, апять А-Г лицо набил. Дажы шрам астался, на верхней губе. И лысеть А-Г стал ад растройства. Но патом ничыво, в рост пашол. И вот кем стал. А весч, хоць и нинавидит, а адабрал. Ту самую.
-А сука?
-А сука исчэз. Насафсем. А завацкие фсякие эта так, для атвода глаз. И ты эта, сынок, - строго посмотрел он на меня, сматры, а то сам исчэзнеш. Ну вот и прышли.
Мы остановились перед железной дверью с кодовым замком. Генерал-лейтенант не таясь набрал 4-12, приглашающим жестом распахнул створки - и я увидел "весч".
На золотом кубе с размером грани 1 метр стояла запаянная в стекло жвачка "Дональд Дак".
-И эта, сынок, гаварыш ты как та не па люцки, да и лицо бритае, как у бабы - сказал явно довольный моим удивлением генерал. - А-Г такова не любит, так што, ты давай, акклиматизаруйся. И подмигнул мне УСАМИ.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments